Размер шрифта: A A A
Цвет сайта: A A A A
Версия для печати
20 Июля 17:56

16 июля в административном суде Кибрайского района Ташкентской области под председательством судьи Ахрорбека Эралиева прошло слушание по делу Sulton Tex Group, подавшей жалобу на заместителя премьер-министра Уктама Барноева, министра сельского хозяйства Жамшида Ходжаева и его первого заместителя министра Шухрата Тешаева.

Исполнительный директор Sulton Tex Group Нурбек Эргашев просит суд признать незаконными некоторые действия вышеуказанных и других должностных лиц. Речь идет о поручении и принуждении Sulton Tex Group направить 5,6 млрд сумов кредитных средств, выделенных банком для выращивания хлопка-сырца, на подкормку пшеницы и ремонт зерноуборочного комбайна («Газета.uz» подробно писала об этом). Кроме того, предприниматель указал на «необоснованные» данные о деятельности предприятия на совещании в Кабинете Министров 8 апреля, что привело к исключению Sulton Tex Group из перечня хлопково-текстильных кластеров и созданию вместо него кооперации, изъятию здания хлопкоочистительного завода и других сооружений.

Компания ранее подавала в суд на хокима Каршинского района Максуду Мустафаеву и добилась частичного удовлетворения жалобы. Но против выступил районный Кенгаш народных депутатов, возглавляемый хокимом. 10 июля Кашкадарьинский областной суд начал рассматривать решение районного суда в рамках апелляционной жалобы хокимията и кооперации и протеста прокуратуры Каршинского района.

Министр сельского хозяйства Жамшид Ходжаев дал несколько разъяснений, «учитывая активное освещение в СМИ ситуации с Sulton Tex Group и широкие обсуждения в условиях пока невысокой осведомленности общественности по теме кластеров, коопераций и в целом специфики сельскохозяйственного сектора». «Газета.uz» публикует текст разъяснения, предоставленный пресс-службой Министерства сельского хозяйства.

«Интересы фермеров так же важны, как и интересы крупного предприятия»

Принимая во внимание, что сейчас идет судебное разбирательство, я не стану давать оценку событиям и действиям сторон. Все это оставим суду, который будет основываться на фактах. Но я бы хотел внести ясность по нескольким моментам, потому что до настоящего времени в СМИ отражалась позиция в основном одной стороны — крупного предпринимателя Кашкадарьинской области, который оспаривает решение правительственной комиссии, состоявшей из 16 представителей компетентных министерств, ведомств и банков.

Но прежде отмечу, что для меня как для главы Минсельхоза любые крупные предприятия, инвестирующие в сельское хозяйство — основа модернизации сектора. Sulton Tex Group имеет значительный потенциал в выстраивании современных цепочек создания добавленной стоимости в текстильной отрасли.

Но во всей этой истории есть интересы еще сотен фермерских хозяйств, вошедших в состав кластера, созданного Sulton Tex Group. Они должны быть озвучены и разъяснены, так как на сегодняшний день для большинства людей понятие «кластер» — достаточно новое. И, к сожалению, до сих пор нет нормативно-правовой базы, четко определяющей права и обязанности всех участников этой формы производства. Мы работаем над этим и рядом других реформ в сельском хозяйстве, и данное судебное дело показывает, какие еще реальные проблемы существуют у действующих кластеров, предприятий и фермерских хозяйств.

Но скажу главное: интересы крупного хлопково-текстильного производства имеют для нас такое же важное значение, как и законные права, интересы отдельных фермеров, которые в рамках кластера находятся в зависимости от его условий.

Кластер — это сложная форма взаимодействия между различными субъектами. И как показывает опыт множества зарубежных стран, развитие механизмов до совершенного уровня взаимовыгодных отношений между всеми участниками занимает немало времени. В конечном итоге, «кластеры» должны выстраивать взаимоотношения с фермерами на основе взаимовыгодных условий, а не только использовать их труд, земли и продукцию как дешевую рабочую силу и доступные ресурсы.

Почему текстильному производителю важен формат кластера, а некоторые фермеры хотят формировать союзы-кооперации?

Объясню самое важное, что стало основным поводом для общественных обсуждений: что же означает решение комиссии «о приостановлении работы производства в качестве хлопкового текстильного кластера»?

Это означает, что предприятию, ранее наделенному эксклюзивными возможностями «кластера», возвращается прежний формат его деятельности для дальнейшего и уже равноправного выстраивания сотрудничества с фермерскими хозяйствами на свободных рыночных условиях. То есть, от предприятия не требуется вообще прекратить его деятельность, никем не изымаются его оборудование и собственные производственные площади, а также все земли, принадлежащие предприятию на правах аренды, — у Sulton Tex Group это порядка 2020 гектаров, из которых около 1460 гектаров используется под хлопок.

Все это остается за предприятием. Sulton Tex Group прекращает управление землями фермерских хозяйств наряду с получением льготных государственных кредитов на свой счет, предназначенных для выращивания хлопка-сырца на землях фермеров.

Есть ключевой момент, который упорно остается за пределами обсуждений: предусмотренное в ПКМ-744 от 19 сентября 2018 года введение кластерной формы производства в Каршинском районе Кашкадарьинской области на 1800 гектарах земли, включая 13500 гектаров фермерской земли, совершенно не означает, что все эти земли были переданы в тот момент частному предприятию Sulton Tex Group. Предприятие Sulton Tex Group действительно получило право в формате «кластерного производства» осуществлять деятельность на базе сотен самостоятельных фермерских хозяйств. Это около 400 субъектов и 13500 гектаров земель, принадлежащих этим субъектам на условиях их персонального договора аренды с государством. И это фермерские земли и их труд, а не предприятия Sulton Tex Group.

Поэтому речь никак не может идти об изъятии чего-то у кого-то, это вопрос обеспечения фермерским хозяйствам их законного права самим распоряжаться, с кем им работать и на каких условиях.

Мне нравится, что сегодня предприниматели юридически подкованы, отстаивают свои позиции в суде и в СМИ. В рамках новых реформ мы будем создавать условия, чтобы такой потенциал по защите своих прав был и у фермеров, которым приходится сталкиваться с несправедливостью и на уровне органов власти, и на уровне крупных кластеров, ресурсообеспечивающих, обслуживающих и перерабатывающих предприятий.

Хлопок и пшеница для многих фермеров — это взаимосвязанные культуры, позволяющие обеспечивать севооборот

Проблемы, которые поднялись на фоне разбирательств Sulton Tex Group — фундаментальные. Несколько десятилетий государство, предприятия и фермерские хозяйства имели определенные задачи и видение по использованию земель, ресурсов и урожая. Перестраиваться непросто всем. Даже вопрос, связанный с 5,6 млрд сумов, который представлен всем как давление на Sulton Tex Group, стоит осмыслить и с позиции фермеров.

Земля у нас в стране многие десятилетия выдается в аренду фермерам под хлопок и параллельно пшеницу — две основные культуры, обеспечивающие севооборот. Фермеры ежегодно чередуют посев этих культур. В этом году из-за погодно-климатических условий для успешного получения урожая пшеницы фермерам срочно нужны были объемы удобрений сверх нормы. Традиционно в таких случаях фермеры перераспределяют средства, предназначенные на хлопок, и сводят баланс после сбора урожая пшеницы.

В данном случае, так как все кредитные средства должны были поступить на счета непосредственно кластеру, сумма в размере 5,6 млрд сумов была запрошена для фермеров у кластера с последующим погашением за счет урожая. Но просьба фермеров и в последующем местной администрации была отклонена кластером.

Безусловно, хлопково-текстильный производитель не имеет заинтересованности в культурах кроме хлопка. С точки зрения кредитных условий и законов бизнеса организатор кластерного производства прав в своем отказе. Но, как показало развитие ситуации, есть еще важный вопрос гибкости во взаимоотношениях с фермерами — людьми, чью землю и труд кластер использует на выгодных для своего бизнеса условиях.

Почему текстильному производителю выгодно оставаться «кластерным производством»?

Форма «кластера» позволяет крупному предприятию вести деятельность в масштабах нескольких тысяч гектаров фермерских земель на выгодных для своего предприятия условиях.

Льготные кредиты, предоставляемые государством, получают не напрямую фермеры, выращивающие хлопок, а непосредственно «кластер», который потом уже может направить эти средства на закупку материально-технических ресурсов и распределять их между фермерскими хозяйствами по своему усмотрению.

Текстильный производитель также сам диктует фермерам цены на предоставляемые им ресурсы и услуги. Иногда это приводит к недовольству со стороны фермерских хозяйств, например, когда фермеры вынуждены арендовать и использовать только сельхозтехнику кластера, даже если они имеют собственную технику или другие более выгодные варианты выбора. Получается, «кластер» использует землю фермера, труд, но при этом некоторые фермеры вынуждены платить еще за аренду не всегда нужной им техники или переплачивать при закупке других необходимых ресурсов.

При этом «кластер» имеет возможность гарантированно получать хлопок-сырец по фиксированной цене, и для него себестоимость хлопка не имеет значения. Но для фермеров это вопрос рентабельности. Поэтому в новом постановлении мы рекомендуем, чтобы цены в договорах были рыночными. Если цена будет справедливой, а расходы фермеров не будут постоянно расти, то они будут довольны сотрудничеством с предприятием.

Почему некоторые фермеры желают отсоединиться от «кластера», создав «кооперацию»?

В случае создания «кооперации» фермеры могут выстраивать с предприятием-переработчиком свободные рыночные отношения. Фермеры смогут сами контролировать свои расходы, которые в итоге будут определять себестоимость их товара. Цены будут формироваться не в одностороннем порядке со стороны крупного предприятия, а на свободных рыночных условиях. И у фермеров будет возможность продавать продукцию по рыночной цене через биржу, а чистую прибыль в итоге распределять между собой.

Кроме этого, выделяемые государством льготные средства, фермерские хозяйства в составе «кооперации» смогут получать сами, на свои счета, и осваивать самостоятельно.

И главное. Кооперационная форма организации производства вводится на основе добровольного объединения хозяйств, так как сами фермеры являются учредителями. В соответствии со статьей 25 закона «О фермерском хозяйстве» фермерские хозяйства могут на добровольных началах объединяться, вступать в союзы и другие объединения по производству, закупкам, переработке и сбыту продукции, материально-техническому обеспечению, строительству, техническому, водохозяйственному, ветеринарному, агрохимическому, консультационному и иным видам обслуживания.

Ситуация показала, как важно справедливое отношение к фермерам со стороны «кластеров»

Создавшаяся ситуация с «кластером» Sulton Tex Group демонстрирует многим другим предприятиям, что необходимо выстраивать внутри своих «кластеров» в справедливые рыночные отношения с фермерами. У фермеров теперь есть выбор, альтернатива. Крупным предприятиям нужно заинтересовывать фермерские хозяйства, предлагать им агротехнические услуги, ресурсы и другое по привлекательной цене. Только тогда «кластеры», как показывают примеры во многих других регионах, будут действительно наиболее желанной формой сотрудничества для фермеров. И у них не будет стремления выйти из их состава.

Учитывая все вышеуказанные факторы, межведомственная комиссия приняла решение прекратить кластерную форму деятельности. При этом, предоставленные постановлением президента от 6 марта 2020 года №ПП-4633 «О мерах по широкому внедрению рыночных принципов в хлопковом секторе» возможности позволили фермерам создать и объединиться в кооперацию.

«Кластеры», чья деятельность выстроена по принципу справедливого разделения выгод между ними и фермерами, при поддержке государства — залог успешного развития отрасли.

Sulton Tex Group имеет потенциал развития в составе коопераций, но уже на равных с фермерами правах

Сегодня в республике функционирует 95 кластерных производств. И мы в первую очередь заинтересованы, чтобы в Кашкадарьинской области работали крупные современные кластеры. Но мы не можем оказывать на фермеров давление и вынуждать сотрудничать с отдельным кластером. Это их выбор и их право объединиться в кооперацию.

Но все это не значит, что для Sulton Tex Group закрыты перспективы. Предприниматель сегодня продолжает осуществлять сельскохозяйственную деятельность на выделенных ему земельных участках и имеет возможность развиваться в составе кооперации на равных с фермерами правах. Кроме этого, Sulton Tex Group может самостоятельно выстраивать с фермерами свободные рыночные отношения, предоставляя им свою сельскохозяйственную технику, удобрения и другие услуги на договорной основе.

В заключении хотелось добавить, что Министерство сельского хозяйства всегда готово содействовать и фермерам, и крупным «кластерам», в том числе Sulton Tex Group.

Правительство постоянно работает над совершенствованием нормативно-правовой базы. И впредь работа кластеров будет оценивается на основе недавно принятого документа ПКМ-397 от 22.06.2020г «О мерах по дальнейшему развитию хлопкового и текстильного производства». Там конкретно изложены все критерии оценки.





Нажмите чтобы прослушать выделенный текст! Powered by GSpeech